mosturkmenkult.ru - САЙТ МОСКОВСКОГО ОБЩЕСТВА ТУРКМЕНСКОЙ КУЛЬТУРЫ

При поддержке международного союза БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫХ общественных организаций "мужество и гуманизм"

РОССИЯ - ТУРКМЕНИСТАН: ДИАЛОГ КУЛЬТУР

Логотип Московского общества Туркменской культуры
Magtym

Пушкинский сквер

На перекрёстке эпох, культур, судеб: явь и сны

(заметки писателя)

Часть первая

Так Муза, легкий друг Мечты,

К пределам Азии летала…

А.С.Пушкин. Кавказский пленник (1822)

Одно из самых любимых мест у ашхабадцев разных поколений, образно говоря, перекрёсток эпох, культур, судеб — Пушкинский сквер. Появился он в нашем родном Ашхабаде, отмечающем 25 мая 2021 года, в день города, своё 140-летие, не сразу. Сначала это была площадь или пустырь в центре Асхабада — так назывался в конце XIX — начале XX века Ашхабад.

Создание сквера, как ясно из самого его названия, связано с именем великого Александра Сергеевича Пушкина, которому довелось посетить и воспеть в своих произведениях Кавказ, а в Закаспийской области Туркестанского края (так назывался до революции Туркменистан!) поэт побывал разве что в своих поэтических грёзах.

Но его стихи здесь знали и любили. Ведь и в Асхабаде, и в других городах Закаспия было немало образованных людей – офицеров, чиновников, врачей, педагогов, работников Закаспийской железной дороги, почтовых работников, которые приехали сюда из центральной России служить и жить.

…Я вижу берег отдаленный,

Земли полуденной волшебные края;

С волненьем и тоской туда стремлюся я,

Воспоминаньем упоенный…

«Погасло дневное светило…» (1820)

…Друзья мои, прекрасен наш союз!

Он, как душа, неразделим и вечен —

Неколебим, свободен и беспечен,

Срастался он под сенью дружных муз.

Куда бы нас ни бросила судьбина

И счастие куда б ни повело,

Всё те же мы: нам целый мир чужбина;

Отечество нам Царское Село…

19 октября («Роняет лес багряный свой убор…», 1825)

Я вас любил: любовь еще, быть может,

В душе моей угасла не совсем;

Но пусть она вас больше не тревожит;

Я не хочу печалить вас ничем.

Я вас любил безмолвно, безнадежно,

То робостью, то ревностью томим;

Я вас любил так искренно, так нежно,

Как дай вам бог любимой быть другим.

«Я вас любил: любовь еще, быть может…» (1829)

…Люблю тебя, Петра творенье,

Люблю твой строгой, стройный вид,

Невы державное теченье,

Береговой ее гранит,

Твоих оград узор чугунный,

Твоих задумчивых ночей

Прозрачный сумрак, блеск безлунный,

Когда я в комнате моей

Пишу, читаю без лампады,

И ясны спящие громады

Пустынных улиц, и светла

Адмиралтейская игла,

И не пуская тьму ночную

На золотые небеса,

Одна заря сменить другую

Спешит, дав ночи полчаса…

Медный всадник (1833)

…Прошли годы. Пушкина узнали и полюбили и туркмены. Ведь многие  его стихи по духу, своей вольнолюбивой направленности были созвучны стихам великого Махтумкули.

Этому способствовало и изучение туркменами русского языка, благодаря чему они смогли прочитать стихи Пушкина в оригинале, и их переводы на туркменский язык. Их осуществили в советские годы многие известные туркменские писатели.

***

Эти заметки я пишу спустя почти четверть века после своего переезда в сентябре 1996 года в Москву, родной город двух дедов-москвичей и моего отца – известного в Туркменистане историка-архивиста, бывшего начальника Главного архивного управления при Совете Министров Туркменской ССР (до 1988), почётного гражданина Ашхабада Алексея Владимировича Головкина (1918, Москва — 1992, Ашхабад).

На прощание, перед отъездом из Ашхабада, я пришёл с сыном Владимиром в Пушкинский сквер, поклонился  памятнику поэту. Мы с Володей сфотографировались здесь на память. И эта фотография, слава Богу, сохранилась в моём домашнем архиве.

…Мысленно вновь и вновь возвращаюсь сюда, в Пушкинский сквер, все эти годы. Разве забудешь нашего ашхабадского Пушкина?! Его удивительный образ в бронзе, словно живой.

С великим поэтом — мудрым наставником и другом для каждого, кто любит и ценит его поэзию, — можно беседовать о самом сокровенном, делиться с ним и радостями и печалями.

***

Перенесёмся в века минувшие. В 1899 году в России, в том числе и в Закаспийской области Туркестанского края,  широко отмечали 100-летие Александра Сергеевича Пушкина. 

Помимо Пушкинских вечеров, на которых звучали бессмертные строки русского поэта, его память решили увековечить открытием в Асхабаде памятника.

Местная интеллигенция, в том числе учителя гимназий, инициировала и сбор денег на памятник.

Собирали, как тогда было принято, всем миром. Взносы делали не только люди зажиточные, но и простые — рабочие, солдаты.

Среди простых людей были и вдовы. Они отправились вслед за мужьями за лучшей долей в далёкий край и здесь, увы, в силу разных жизненных обстоятельств потеряли кормильцев.

Вспоминается притча из Евангелия:

41 И сел Иисус против сокровищницы и смотрел, как народ кладёт деньги в сокровищницу. Многие богатые клали много. 42 Придя же, одна бедная вдова положила две лепты, что составляет кодрант. 43 Подозвав учеников Своих, Иисус сказал им: истинно говорю вам, что эта бедная вдова положила больше всех, клавших в сокровищницу, 44 ибо все клали от избытка своего, а она от скудости своей положила всё, что имела, всё пропитание своё

(Мк. 12:41—44).

Вспоминаются и строки Пушкина, связанные с этой Евангельской притчей:

…Вдовицы бедный лепт и дань сибирских руд

Равно священны пред тобою

(Мордвинову, 1827).

Да, и среди простых горожан Асхабада были свои «вдовицы», чьи имена не сохранила история, но кому мы безмерно благодарны и сегодня.

Деньги на памятник также добровольно пожертвовали джигиты Текинского конного дивизиона, персидские, армянские, грузинские купцы.

Этот сбор принёс значительную по тем временам сумму, что свидетельствовало о большой любви в Закаспии к русскому поэту,  уважении к его памяти.

***

В 1899 году, когда начинался сбор средств на памятник, при большом стечении жителей города разных сословий и национальностей на пустыре, который примыкал к улице Серахской, проходившей вдоль  Козелковского сквера (в советские годы здесь был установлен памятник Ленину,  сквер получил название Ленинский!), закладывается мемориальная доска в основание будущего памятника Пушкину. 

Волнующее событие освещали местные газеты «Асхабад» и «Закаспийское обозрение», которое редактировал бывший личный секретарь Н.Г.Чернышевского К.М.Фёдоров.

Оно запечатлено и на уникальных фотографиях. Их мне довелось видеть в 1970-е годы в семиэтажном здании Центрального государственного архива кино-фото-фонодокументов (ЦГА КФФД) Туркменской ССР, что на проспекте Свободы, ныне Махтумкули, — первом высотном здании советского Ашхабада.

***

Памятник был тожественно открыт  в 1901 году, к 20-летию Асхабада.  Козелковскую улицу переименовали в Пушкинскую, а в созданный позднее вокруг памятника сквер, за которым с любовью ухаживали жители города, — Пушкинский.

На массивную четырехгранную тумбу опирается стройная восьмигранная колонна. Она увенчана бронзовым бюстом поэта. Каждая грань тумбы украшена мемориальной доской. На чёрном фоне прямоугольных ниш нанесены глубоким рельефом надписи в старой орфографии, покрытые золотом.

На лицевой стороне тумбы надпись:

«Гордости России Александру Сергеевичу Пушкину».

На северной и южной сторонах – бессмертные Пушкинские строки:

Нет, весь я не умру — душа в заветной лире

Мой прах переживёт и тленья убежит…

……………………

И неподкупный голос мой

Был эхо русского народа.

Наконец, на тыльной стороне памятника — даты жизни Александра Сергеевича по старому стилю.

Памятник, как мы видим на архивных фотографиях, окружают четыре массивные декоративные тумбы, соединённые между собой толстыми чугунными цепями. Вокруг него разбиты боскеты и цветники.

В нынешнем году знаменательная дата – 120 лет со дня открытия памятника.

***

Автор бронзового бюста Пушкина — архитектор Андрей Иванович Бутузов. За свои работы он удостоен медалей: 1-й и 2-й серебряной (1863), 2-й золотой (1867) и звания классного художника (1869).  

Бюст Пушкина был отлит в одной из ведущих бронзолитейных мастерских России — фабрике художественной бронзы в Санкт-Петербурге, где, в частности, отливались произведения  известного скульптора-анималиста, мастера сюжетной пластической миниатюры, прославившего русскую скульптурную школу за рубежом Евгения Александровича Лансере (1848–1886).

С историей Санкт-Петербургской фабрики художественной бронзы можно познакомиться на сайте Аукционного Дома «Литфонд» (Москва):

«Почти столетняя история Фабрики художественной бронзы Ф.Ю. Шопена связана с тремя именами: Герена, Шопена и Берто. В этом трио Александр Герен является тем, кто не только основал мастерскую на Васильевском острове в 1805 году, но и добился её значительного расцвета. В 1841-1842 годах Герен принял решение отойти от дел и оставить фабрику под управлением Феликса Шопена, сына его компаньона Жюльена. Наследник фабрики оказался столь талантливым, что зачастую его называют «русским Барбедьеном», сравнивая с самым именитым французским скульптором. На фабрике Феликса Шопена в эти десятилетия выполняли множество государственных заказов. Его мастера отливали детали убранства Казанского и Исаакиевского соборов, храма Христа Спасителя, Большого Кремлевского дворца и многих резиденций русских царей. …В 1886 году Ф. Шопен пригласил Карла Берто для руководства своей бронзолитейной фабрикой и магазинами, которые в 1893 году, после отъезда Шопена во Францию, перешли в его собственность. Став владельцем бронзолитейной фабрики, Берто полностью сохранил высокое качество и ассортимент изделий своего предшественника. За участие во Всемирной выставке 1900 года было получено звание «Поставщик Двора Его Императорского Величества». В связи с финансовыми сложностями Берто в 1903 году закрыл фабрику, распродал модели и вернулся во Францию».

***

Итак, бюст великого русского поэта изготовили на своей фабрике в Санкт-Петербурге именно французские мастера. С нетерпением ждали окончания работы в «Закаспийском Париже», как называли тогда в шутку наш город его жители (с другой стороны, в этом была и некоторая доля правды: несмотря на расстояния, многие товары они заказывали и получали именно из столицы Франции!).

Выполнив столь почётный заказ, Карл Берто и его мастера отправили бюст из столицы Российской империи, где в 1837 году Александр Сергеевич был убит на дуэли их соотечественником Дантесом, в неведомый им Асхабад.

И это — глубоко символично: спустя более полувека, воссоздав в бронзе образ великого русского поэта, французы покаялись за тот  роковой выстрел на Чёрной речке.

Продолжение следует…

Николай Алексеевич Головкин,

член Союза писателей России,

член Союза театральных деятелей России Москва, февраль 2021 года

Фото из архива автора:

1. Памятник А.С.Пушкину в Асхабаде. 1990-е годы

2. Женская гимназия в Асхабаде

3. Мужская гимназия в Асхабаде

Читайте также:

0 0 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x