mosturkmenkult.ru - САЙТ МОСКОВСКОГО ОБЩЕСТВА ТУРКМЕНСКОЙ КУЛЬТУРЫ

При поддержке международного союза БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫХ общественных организаций "мужество и гуманизм"

РОССИЯ - ТУРКМЕНИСТАН: ДИАЛОГ КУЛЬТУР

Логотип Московского общества Туркменской культуры
Magtym

МИР ТУРКМЕН: СВЕТЛЫЙ ТАЛАНТ ДУРДЫ БАЙРАМОВА

 Гозель Нуралиева

Дверь в  мастерскую Дурды Байрамова была всегда открыта, заходи, кто хочет. Ставь чайник, заваривай себе чай или кофе, кстати, кофе был у него всегда отменного качества. Никто и ничто не может помешать  художнику,  работающему  за мольбертом, настолько  он  самоуглублен,  сосредоточен и умеет отстраняться  от окружающего, отметать прочь  все,  что ограничивает  его свободу, свободу творческой мысли.  

Он был так увлечен своей работой, – вспоминает Гозель, жена народного художника Туркменистана Дурды Байрамова, –  порой выйду провожать его, а он стоит на лестничной площадке и думает о чем-то, говорю, что стоим, вызывай лифт. После чего он нажимал на кнопку лифта.

 Наше знакомство с ней произошло неожиданно, волею случая мы  оказались за одним праздничным столом. –Гозель, – представилась  женщина в элегантном европейском костюме. – И я  Гозель, – произнесла я, и увидела, как улыбка осветила ее лицо. Необъяснимая притягательность была во взгляде ее больших глаз,  словно сама Душа, распахнутая навстречу миру, озарила все вокруг чистым, ясным светом.   

Гозель оказалась милой, словоохотливой собеседницей. Познакомила меня со своей дочерью, сидевшей рядом с ней, по левую руку. – Бахар, как и ее папа художник, пошла по стопам отца. – Мою дочь тоже зовут Бахар, сказала я и, удивившись совпадению наших имен, мы постепенно разговорились.  

Несколько дней спустя она пригласила в кафе, расположенном на одной из тихих  тенистых улочек  Ашхабада, где работала ее дочь Джамала. Мы сидели в уютном кафе, вокруг шумела молодая поросль, звучала негромкая музыка, а со стены  трепетными и беззащитными лепестками смотрели на нас ирисы  художника Дурды  Байрамова.  Светлой и загадочной  грустью веяло от них. Что побудило его взяться за кисть? Что он увидел своим художническим зрением? Что  взволновало его? Можем только догадываться. Может,  хрупкую красоту цветов сравнил с очарованием нежной юности? Или о том,  как на фоне этих дивных цветов восхитительно смотрелся бы тонкий профиль его жены? А, может, его охватила  неизбывная тоска по непознанной материнской нежности, которая никогда не покидала его?  Как и  незабываемые страницы безотрадного детства –  раннее сиротство, пребывание в детском доме, которые неизбывной болью жили в его душе. Он прошел нелегкий путь, прежде чем добился признания. Жизнь с самого начала испытывала  на прочность, как бы проверяя, не сломается ли. Не сломался.   

Судьба  оказалась благосклонной к нему, сделав  сказочно  щедрый подарок – встречу с  Гозель. Она станет  для него  той единственной и неповторимой,  с которой проживет  он почти полвека и с которой будет неимоверно счастлив. Жизнь обрела смысл. В ней теперь было все, чего был лишен, – семейное тепло, уют, любовь и забота,  и главное, он почувствует себя нужным жене и своим прекрасным дочерям – Бахар, Джамал, Кейик, Сульгун.     

Промысел божий – обычно так говорят.  Именно этим, наверное, и можно объяснить  появление в  далеких 60-х  студента Московского художественного института Дурды Байрамова в доме народного художника Туркменистана,  корифея туркменского искусства Иззата Клычева, опекавшего молодых живописцев на тернистом пути искусства.  Гозель – свояченица  Клычева, студентка Туркменского государственного университета, тогда жившая у старшей сестры Ани, навсегда войдет в сердце и  в  жизнь художника,  ее неповторимый облик  будет всегда волновать его. Дурды Байрамов посвятит своей жене серию портретов «Гозель», в которую войдут  57 графических работ.

Любовь к  Гозель наполнит его жизнь солнечным светом, теплом, новым состоянием неиссякаемой энергии, ощущением полета, которое будет сопровождать его всю оставшуюся жизнь. Словно мощные крылья появятся  у него за спиной, и мир, открыв свои объятья,  восхитит волшебством красок,  так, что слезы будут выступать  на глазах от необыкновенной голубизны неба, от играющих бликов света на ярко зеленой листве  деревьев, от сводящих с ума нежных, бархатистых лепестков роз.  И готовая слиться воедино с божеством красоты,  возвысится и возликует душа,  и познает тайну совершенства. Отныне повседневный мир будет неизменно нов и радостен  для него.  

 Известность к Байрамову пришла рано. В 1965 году его, еще не достигшего и 30-ти  лет, приняли в Союз художников СССР. А в 1971 году  в составе «Семерки» (неформальное объединение молодых туркменских художников, во главе которых стоял Иззат Клычев)  он участвовал  в выставке  «На земле Туркмении», состоявшейся в  Государственном музее искусств народов  Востока в Москве.  «Семёрка» высоко подняла рейтинг национальной живописи.  Самобытный талант молодых туркменских художников   высоко оценили российские мэтры искусствоведения. Газеты писали, – «Изобразительное искусство Туркменистана являет собой уникальный феномен в истории искусства ХХ века. Здесь сформировалась самобытная, яркая художественная школа. Ее основа – многогранное историко-культурное наследие этой страны, уникальная природная среда, тесные связи с российской художественной традицией. Но главное – это душа народа, открытая, гостеприимная, приветливая, мужественная и мягкая».

Художник много и плодотворно работает, путешествует, из  поездок привозит несметное количество эскизов,  набросков, рисунков. В них пульсирует энергия стремительного времени, радостного восприятия современной жизни. Кисть и карандаш станут для него теми волшебными предметами, которые из хаоса действительности добывают неведомый мир, образ которого он носит в себе.  «Приволье», «Фирюзинка», «Село в горах», «В саду», «Горы» появляются картины, одна за другой. А пейзаж «Мирная земля», где изображен уголок предгорья Копет –дага, войдет в  классику туркменской пейзажной живописи.  Рисунок его поражает изяществом и чистотой. «Цветы», «Ромашки», «Ирисы», «Розы», «Фрукты», «Дары августа» и другие натюрморты впечатляют   богатством  красок, легкостью линий,  поэтической образностью,  метафорическим языком, созвучием  душевному строю. Чувство родной земли, родной природы, родного мира развито у художника необычайно остро и глубоко. Все он видит и осмысливает по своему, наделяя пейзажи, натюрморты, тематические картины присущей ему  живой экспрессией мысли и чувства.

Весь арсенал художественного мастерства подвластен Дурды Байрамову. Продуманный и прочувствованный мир картин, психологически и эмоционально воздействуя на воображение, приглашает к сотворчеству. Как происходит создание художественного образа, внутреннее «переживание» и видение художником картины, сказать трудно. Но одно ясно, что без этого не рождается ни один образ. 

 Дурды Байрамов добился  всеобщего признания, стал народным художником, заслуженным деятелем искусств Туркменской ССР, удостоился всевозможных почестей и наград, но не превратился в сановитого, подавляющего своей славой и громкими званиями  человека, а продолжал учиться. «Всю жизнь я нахожусь под сильнейшим воздействием таких великих мастеров-колористов, как Тициан, Эль Греко, Сурбаран,  Рембрандт. Я неизменно продолжаю путешествовать, изучать картины великих мастеров в музеях, учиться у талантливых коллег и совершенствовать своё живописное мастерство», говорил  художник.   

Он никогда не забывал свое прошлое и своих наставников, которые помогали ему в трудные годы жизни, учили его не только азам профессии, но и  доброму, позитивному отношению к жизни. В его сердце всегда жила  бесконечная благодарность к ним, прекрасным и гармоничным людям искусства. Созидательная энергия благодарности и вела художника  по жизни. Именно поэтому к нему пришла   идея – открыть при мастерской школу – студию  для одаренных молодых живописцев, для тех, кто не смог продолжить учету в художественных вузах, кто работал самостоятельно, но испытывал необходимость новых знаний, навыков. 

Об  этом благородном поступке художника писали в 80-м году  центральные и республиканские газеты. В студии  молодые юноши и девушки обучались  по программе Московского художественного института. Все расходы на ее содержание, приобретение красок, холстов, мольбертов, кисточек, творческих поездов в Москву, Ленинград и по республике, Байрамов взял на себя. Главную свою задачу он видел в оказании помощи студийцам реализовать свой творческий потенциал, найти свое место в искусстве.

Дурды Байрамов  за 55 лет творческой жизни создал  более 5000 произведений искусства – живописи, графики, фотографий, которые экспонировались на более чем 100 персональных и групповых выставках по всему миру. Его работы  сегодня хранятся  в Музее изобразительных искусств Туркменистана, в музеях и галереях  всего мира, в частных коллекциях.

Центральное место в его творчестве занимает портретная живопись, один труднейших жанров в искусстве. Мастер считается  по праву одним из выдающихся портретистов XX и XXI вв. Он – автор уникальной  в своем роде в туркменском изобразительном искусстве галереи портретов своих современников. Портретов  великое множество, большая  их часть объединена в один цикл «Люди культуры». Среди героев его полотен знаменитые личности – представители литературы, культуры и искусства,  а также известные труженики страны. «В сегодняшнем туркменском искусстве вряд ли найдется другой художник- портретист такой выразительности, силы и мастерства», – подчеркивал академик Иззат Клычев.   Его портреты  несут  «в себе законченную мысль, раскрывая не только внутренний мир героя, но и и целую эпоху», – вторил ему российский академик Дмитрий Бисти. Действительно, по портретам Дурды Байрамова можно изучать летопись истории туркменской земли и  народа.

Жизненный и творческий путь  народного художника Туркменистана Дурды Байрамова всегда вызывает глубокий интерес. О нем писали и в советское время, и в наши дни в прессе независимого Туркменистана, в московских и в мировых интернет сайтах появляются обстоятельные, написанные профессиональными журналистами, статьи. Выходят альбомы, каталоги произведений живописи и графики со вступительными статьями известных искусствоведов.

Говорят, талантливый человек – талантлив во всем, так и Байрамов, что ярко проявил себя и в фотоискусстве. Но он настолько был скромен, что никогда не называл себя профессиональным фотографом и не стремился публично выставлять свои снимки. И только после его ухода Художественный фонд им. Дурды Байрамова организовал в Торонто  фотовыставку «Глазами Дурды Байрамова: Жизнь в туркменских аулах, 1960—1980 гг.»   К выставке при содействии кафедры истории азиатской культуры Смитсоновского института в Вашингтоне  также был издан одноимённый каталог фотографий. Передвижная выставка фотографий Дурды Байрамова  побывала в самых известных университетах, таких как George Washington university, MIT in Boston, Indiana University, Concordia University, University of Toronto и многих других.

Некоммерческую общественную культурную организацию Художественный фонд им. Дурды Байрамова (Durdy Bayramov Art Foundation) с целью сохранения наследия своего отца и   продвижения художественного образования среди начинающих талантливых художников  открыла в 2015 году в Торонто  одна из дочерей художника  Кейик Байрамова.

 Фонд начал полностью функционировать в январе 2015 года. А в 2017 году  был создан музей Дурды Байрамова. «Наш музей –  обычный, с экскурсоводами, научными работниками, которые работают с архивом.  В музее помимо папиных картин, а их – более 600 живописных полотен, 850 графических работ, несколько тысяч набросков и этюдов, также хранятся личная библиотека и архивы Байрамова, периодические издания и личные документы, связанные с творчеством художника, также коллекция из более чем 6000 книг по истории искусства, некоторые из них относятся к ценным изданиям конца XIX и начала XX веков.   Музей пополняет свою коллекцию, покупает работы художников Центральной Азии,  есть еще ковры, текстиль, серебряные украшения и керамика. У нас даже есть музейный магазин, где мы продаём разные сувениры. Папины картины мы не продаем», – рассказала Кейик Байрамова.   

 Как вспоминает жена художника Гозель,  туркменскому музею изобразительных искусств он  передал в дар 150 картин, что вызвало у его коллег по цеху волну недоумения и удивления. Не всем дано понять бескорыстие и благородство души….

Благодаря сотрудничеству с The Smithsonian Institution, Программой искусств Мирового банка, Российской академией художеств и другими международными организациями Фонд реализует образовательные,  выставочные и издательские проекты, вносит собственный вклад в культуру восприятия искусства. Сейчас ведется работа над проектом «Artist in a Residence»: начинающий художник в течение некоторого времени будет жить и работать в Музее Байрамова, а кураторы ведущих канадских и американских музеев будут оценивать его работу. Должен получиться интересный опыт.

Также Фонд объявил конкурс  композиторов «Музыкальная палитра Дурды Байрамова», который объединит и представит  публике творческое наследие двух выдающихся деятелей искусства Туркменистана: художникa Дурды Байрамовa (1938-2014) и композиторa Нуры Халмамедова (1938-1983). Их судьбы во многом схожи: оба рано потеряли родителей, воспитывались в детских домах и выбрали своим призванием искусство. Они были близкими друзьями, коллегами по творчеству и разделяли эстетические взгляды друг друга.

 Фонд организовывает конкурсы и помогает выявлять молодые таланты. К примеру, в 2017 был организован конкурс в Академии искусств Туркменистана, посвященный памяти Дурды Байрамова, в котором участвовало более 250 студентов.

Это было очень знаменательное мероприятие – Мастер, написавший за свою жизнь несколько сот портретов современников, сам стал героем полотен начинающих художников. По условиям конкурса, победителя определяли посетители. У каждого  была карточка, куда заносился номер лучшего, по их мнению, произведения. Наибольшее число голосов получила картина под номером 11. Её автором оказался студент Академии художеств Закирджан Бабаев, которому  дочери Дурды Байрамова  Бахар и Джемал вручили  денежный приз – 5 тысяч манатов.

А не так давно, с 3 по 8 августа в университете Конкордия в Монреале в формате онлайн состоялся 10-ый Конгресс Международного совета по изучению Центральной и Восточной Европы (ICCEES), где в рамках мероприятия Посольством Туркменистана в США совместно с «Художественным фондом Дурды Байрамова» была организована презентация творческой деятельности известного туркменского художника Дурды Байрамова, приуроченная к 30-летию Независимости Туркменистана. Были показаны работы художника, посвящённые искусству, культуре и традициям туркменского народа.  

За несколько лет до этого, в 2015 году  в  здании Всемирного банка в Вашингтоне при организационной поддержке Посольства Туркменистана в США уже проходила  выставка картин  Дурды Байрамова, посвященная двадцатой годовщине обретения Туркменистаном статуса постоянного нейтралитета. Экспозицию подготовили Музей Дурды Байрамова  совместно с Программой искусств Всемирного банка в Вашингтоне. В демонстрационную коллекцию вошли полотна, рассказывающие о туркменского земле, о ее традициях, о дружелюбии и открытости туркменского народа.    

Сегодня международные культурные сообщества проявляют большой интерес к деятельности и миссии Фонда и Музея Дурды Байрамова, как к  некоммерческим воспитательным и просветительским организациям. Особый интерес в связи с развитием инновационных технологий вызывает практика применения медиапродвижения Durdy Bayramov Art Foundation и создания диалога с потенциальной аудиторией, кстати, эта тема даже была выбрана в качестве дипломной работы  в МГУ.  Буквально на днях российский портал «Часкор»  опубликовал большое интервью с Кейик Байрамовой, где она рассказала о миссии Фонда и так определила его цель: «Следуя за Дурды Байрамовым, мы стремимся внести собственный вклад в художественное образование и культуру восприятия искусства. Наши образовательные программы, выставки, издательская деятельность – это лишь небольшие элементы того фундамента, на котором строится современное творческое и успешное поколение».

Задумываясь о судьбе художника, подумалось,  вряд ли его плодотворную  жизнь можно назвать легкой. От всех невзгод, жизненных неурядиц его спасали доброта и легкий характер. И  жизнелюбие. А еще любовь. Любовь к семье, которая окрыляла его,    была той солнечной энергией, которая питала его всю жизнь.  Любовь к родной земле, которую он боготворил. И его картины – это его всеобъемлющая Любовь, ставшая зримой.

…Семь лет как нет  Дурды Байрамова. Это был редкостный светлый художник. Его картины, философски осмысливая течение времени, продолжают восхищать совершенством стиля, цельностью и новизной колористической гаммы, поразительной чуткостью, с которой всматривается художник в повседневную жизнь, улавливая поэзию в самых обычных вещах.

Как верно сказал академик Иззат Клычев о Дурды Байрамове: «Его талант – светлый, добрый, умный, впитавший в себя национальные традиции и  русскую, европейскую культуру, принадлежит туркменскому народу. Но не только ему, а всем людям, разным народам. Потому что живое и высокое, очень человечное искусство Мастера, каким является Дурды, понятно и дорого и обыкновенному зрителю, и искушенному профессионалу, где бы они ни жили».   

За несколько лет до этого, в 2015 году  в  здании Всемирного банка в Вашингтоне при организационной поддержке Посольства Туркменистана в США уже проходила  выставка картин  Дурды Байрамова, посвященная двадцатой годовщине обретения Туркменистаном статуса постоянного нейтралитета. Экспозицию подготовили Музей Дурды Байрамова  совместно с Программой искусств Всемирного банка в Вашингтоне. В демонстрационную коллекцию вошли полотна, рассказывающие о туркменского земле, о ее традициях, о дружелюбии и открытости туркменского народа.    

Сегодня международные культурные сообщества проявляют большой интерес к деятельности и миссии Фонда и Музея Дурды Байрамова, как к  некоммерческим воспитательным и просветительским организациям. Особый интерес в связи с развитием инновационных технологий вызывает практика применения медиапродвижения Durdy Bayramov Art Foundation и создания диалога с потенциальной аудиторией, кстати, эта тема даже была выбрана в качестве дипломной работы  в МГУ.  Буквально на днях российский портал «Часкор»  опубликовал большое интервью с Кейик Байрамовой, где она рассказала о миссии Фонда и так определила его цель: «Следуя за Дурды Байрамовым, мы стремимся внести собственный вклад в художественное образование и культуру восприятия искусства. Наши образовательные программы, выставки, издательская деятельность – это лишь небольшие элементы того фундамента, на котором строится современное творческое и успешное поколение».

Задумываясь о судьбе художника, подумалось,  вряд ли его плодотворную  жизнь можно назвать легкой. От всех невзгод, жизненных неурядиц его спасали доброта и легкий характер. И  жизнелюбие. А еще любовь. Любовь к семье, которая окрыляла его,    была той солнечной энергией, которая питала его всю жизнь.  Любовь к родной земле, которую он боготворил. И его картины – это его всеобъемлющая Любовь, ставшая зримой.

…Семь лет как нет  Дурды Байрамова. Это был редкостный светлый художник. Его картины, философски осмысливая течение времени, продолжают восхищать совершенством стиля, цельностью и новизной колористической гаммы, поразительной чуткостью, с которой всматривается художник в повседневную жизнь, улавливая поэзию в самых обычных вещах.

Как верно сказал академик Иззат Клычев о Дурды Байрамове: «Его талант – светлый, добрый, умный, впитавший в себя национальные традиции и  русскую, европейскую культуру, принадлежит туркменскому народу. Но не только ему, а всем людям, разным народам. Потому что живое и высокое, очень человечное искусство Мастера, каким является Дурды, понятно и дорого и обыкновенному зрителю, и искушенному профессионалу, где бы они ни жили».   

За несколько лет до этого, в 2015 году  в  здании Всемирного банка в Вашингтоне при организационной поддержке Посольства Туркменистана в США уже проходила  выставка картин  Дурды Байрамова, посвященная двадцатой годовщине обретения Туркменистаном статуса постоянного нейтралитета. Экспозицию подготовили Музей Дурды Байрамова  совместно с Программой искусств Всемирного банка в Вашингтоне. В демонстрационную коллекцию вошли полотна, рассказывающие о туркменского земле, о ее традициях, о дружелюбии и открытости туркменского народа.    

Сегодня международные культурные сообщества проявляют большой интерес к деятельности и миссии Фонда и Музея Дурды Байрамова, как к  некоммерческим воспитательным и просветительским организациям. Особый интерес в связи с развитием инновационных технологий вызывает практика применения медиапродвижения Durdy Bayramov Art Foundation и создания диалога с потенциальной аудиторией, кстати, эта тема даже была выбрана в качестве дипломной работы  в МГУ.  Буквально на днях российский портал «Часкор»  опубликовал большое интервью с Кейик Байрамовой, где она рассказала о миссии Фонда и так определила его цель: «Следуя за Дурды Байрамовым, мы стремимся внести собственный вклад в художественное образование и культуру восприятия искусства. Наши образовательные программы, выставки, издательская деятельность – это лишь небольшие элементы того фундамента, на котором строится современное творческое и успешное поколение».

Задумываясь о судьбе художника, подумалось,  вряд ли его плодотворную  жизнь можно назвать легкой. От всех невзгод, жизненных неурядиц его спасали доброта и легкий характер. И  жизнелюбие. А еще любовь. Любовь к семье, которая окрыляла его,    была той солнечной энергией, которая питала его всю жизнь.  Любовь к родной земле, которую он боготворил. И его картины – это его всеобъемлющая Любовь, ставшая зримой.

…Семь лет как нет  Дурды Байрамова. Это был редкостный светлый художник. Его картины, философски осмысливая течение времени, продолжают восхищать совершенством стиля, цельностью и новизной колористической гаммы, поразительной чуткостью, с которой всматривается художник в повседневную жизнь, улавливая поэзию в самых обычных вещах.

Как верно сказал академик Иззат Клычев о Дурды Байрамове: «Его талант – светлый, добрый, умный, впитавший в себя национальные традиции и  русскую, европейскую культуру, принадлежит туркменскому народу. Но не только ему, а всем людям, разным народам. Потому что живое и высокое, очень человечное искусство Мастера, каким является Дурды, понятно и дорого и обыкновенному зрителю, и искушенному профессионалу, где бы они ни жили».   

Автор выражает огромную  благодарность жене  Дурды Байрамова – Гозель, в частности, дочери Кейик Байрамовой за предоставленные материалы и фотографии.

Материал сайта:

Читайте также:

0 0 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x